Кыргызская Фондовая Биржа

  • KTEM3
    3
    10862
  • KKTM
    5
    9510
  • KSHY
    100
    1084
  • ORGT
    85
    1223
  • KETZ
    1
    10000
  • KADM
    150
    314
  • KNTK
    210
    500
  • DAST
    45
    50
  • DOST
    50
    200
  • VELK
    .4
    1359922
  • ARPA
    10
    1000
  • ARZD
    170
    5
  • AGRM
    3000
    119
  • ECOB6
    1000
    10
  • KHMZ
    10
    710
  • KAVZp
    250
    400
  • BERK4
    12
    450
  • KNEF2
    70
    1000
  • MAIR
    870
    1427
    560
    300
  • KENB9
    200
    50
  • SELK
    .1
    215100
  • KTEL
    3.3
    20000
  • BTST
    .5
    193824
  • AKBK2
    125
    379
  • AMNB12
    1000
    2883
  • AICH4
    50
    200
  • KAKB1
    6.8
    24568
    3
    20000
  • KAKB14
    6
    92
  • BKUR2
    1000
    2000
    12
    2000
  • BKURp2
    10
    2000
  • MAYK
    25
    2108
  • KAVB10
    600
    1
  • BMZD
    56
    40
  • KDOL
    50
    200
  • FCCU7
    .9
    1000000
  • SHOP
    1000
    99999
  • EHSUb2
    1019
    30
  • KAMT
    2500
    93
  • SALFb6
    1000
    10965
  • ELST
    .5
    78277
  • KAMTp
    2512
    88

Комментарии Таранчиева Э.Т. к проекту Закона Кыргызской Республики



 

 

 

Эрик Таранчиев, САР
Институт корпоративного управления и развития, директор
7 декабря 2011 года.
Комментарии к проекту Закона Кыргызской Республики «О внесении изменений и дополнений в Закон Кыргызской Республики «Об акционерных обществах», внесенному в Жогорку Кенеш Кыргызской Республики Правительством Кыргызской Республики в соответствии с постановлением  № 645 от 17 октября 2011 года.
Рассмотрим изменения, предлагаемые в статью 45.
Статью 45 дополнить частями 6, 7, 8 и 9 следующего содержания:
6. В случае, если в течение установленного настоящим законом срока советом директоров общества или исполнительным органом (если общество осуществляет деятельность без образования совета директоров) не принято решение о созыве внеочередного общего собрания акционеров или принято немотивированное решение об отказе в его созыве, лица, требующие его созыва, вправе обратиться в уполномоченный государственный орган по регулированию рынка ценных бумаг с требованием о понуждении Общества провести внеочередное общее собрание акционеров.
7. В случае, если в течение установленного настоящим законом срока советом директоров общества или исполнительным органом (если общество осуществляет деятельность без образования совета директоров) не принято решение о созыве внеочередного общего собрания акционеров или принято немотивированное решение об отказе в его созыве уполномоченный государственный орган по регулированию рынка ценных бумаг или суд вправе принять решение о понуждении Общества провести внеочередное общее собрание акционеров.
В решении уполномоченного государственного органа по регулированию рынка ценных бумаг или суда о понуждении Общества провести внеочередное общее собрание акционеров указываются сроки и порядок его проведения. Исполнение решения уполномоченного государственного органа по регулированию рынка ценных бумаг или суда возлагается на лицо, обратившееся и требующее созыва внеочередного общего собрания акционеров, либо по его ходатайству на орган Общества или иное лицо при условии их согласия. Таким органом не может быть Совет директоров (наблюдательный совет) Общества. При этом орган Общества или лицо, которое в соответствии с решением уполномоченного государственного органа по регулированию рынка ценных бумаг или суда проводит внеочередное общее собрание акционеров, обладает всеми предусмотренными настоящим Законом правами и полномочиями, необходимыми для созыва и проведения этого собрания
В случае, если в соответствии с решением уполномоченного государственного органа по регулированию рынка ценных бумаг или суда внеочередное общее собрание акционеров проводит лицо, обратившееся и требующее созыва внеочередного общего собрания акционеров, то расходы на подготовку и проведение этого собрания могут быть возмещены по решению общего собрания акционеров за счет средств Общества.
8. По требованию лица, на которое возложено исполнение решения о понуждении Общества провести внеочередное общее собрание акционеров, держатель реестра акционеров Общества обязан направить извещение акционерам о проведении внеочередного общего собрания акционеров, обеспечить их регистрацию и проведение внеочередного общего собрания акционеров в соответствии с требованиями законодательства КР
Размер оплаты услуг держателя реестра акционеров Общества по извещению акционеров и проведению внеочередного общего собрания акционеров по требованию лица, на которое возложено исполнение решения о понуждении Общества провести внеочередное общее собрание акционеров, не может превышать суммы оплаты расходов, связанных с направлением материалов по почте и необходимых расходов для проведения общего собрания акционеров.
9. Правила, предусмотренные частями 6 7 и 8 настоящей статьи, применяются также к годовому общему собранию акционеров, если оно не было созвано и проведено в срок, установленный настоящим законом".
Статья 45 устанавливает нормы по проведению внеочередных общих собраний акционеров. Второй пункт части 5 статьи 45 устанавливает право обжалования решения совета директоров, отказывающего проводить внеочередное собрание акционеров. Авторы проекта изменений и дополнений посчитали это недостаточным. Они предлагают дать право обращения в уполномоченный орган по регулированию рынка ценных бумаг с требованием о понуждении к проведению собрания. Часть 3 статьи Закона Кыргызской Республики «Об акционерных обществах» определяет уполномоченный орган по регулированию рынка ценных бумаг регулятором корпоративных правоотношений ( Государственным органом, регулирующим корпоративные правоотношения, вытекающие из настоящего Закона, является уполномоченный государственный орган Кыргызской Республики, регулирующий рынок ценных бумаг). То есть уполномоченный орган по регулированию рынка ценных бумаг обязан наблюдать корпоративные отношения в акционерных обществах. Своевременно реагировать на возможные нарушения норм закона, как предписано Законами Кыргызской Республики «О Государственной службе по регулированию и надзору за финансовым рынком Кыргызской Республики» и «О рынке ценных бумаг». Уполномоченный государственный орган по регулированию рынка ценных бумаг обязан принять решение о понуждении Общества провести внеочередное общее собрание акционеров, при наличии нарушений со стороны органов акционерного общества. Однако при этом необходимо помнить, что любое решение любого государственного органа может быть обжаловано в суде. Невозможно приравнять решение уполномоченного государственного органа по регулированию рынка ценных бумаг к решению суда. Это противоречит Конституции Кыргызской Республики. Только суд может вынести решение обязательное для исполнения. Таким образом, предлагаемая норма не решает вопрос о безусловном исполнении требований, а только удлиняет срок реализации прав акционеров, так как появляется дополнительная инстанция для рассмотрения вопроса о правомочности решения совета директоров. Под решением понимаем не только отказ о проведении собрания, но и отсутствие решения о его проведения в установленные законом сроки. Включение в нормы закона права суда понуждать кого либо к исполнению норм законов излишне. Это является его основной обязанностью и правом по Конституции Кыргызской Республики, так что упоминать об этом дополнительно в законе не имеет смысла, если только это не сделано с целью «смягчить» впечатление от амбиций уполномоченного государственного органа по регулированию рынка ценных бумаг «взять на себя» полномочия суда.
Мало того, что уполномоченный орган по регулированию рынка ценных бумаг пытается взять на себя функции суда в части понуждения, так он еще и пытается получить право решать, кому передать полномочия совета директоров. При этом в проекте оговаривается, что уполномоченный орган по регулированию рынка ценных бумаг может по своему усмотрению определять «лицо, которое в соответствии с решением уполномоченного государственного органа по регулированию рынка ценных бумаг или суда проводит внеочередное общее собрание акционеров». 
Читая предлагаемые дополнения буквально, можно предположить, что этим «лицом» может быть кто угодно, в том числе и чиновники самого уполномоченного государственного органа по регулированию рынка ценных бумаг или совсем уж посторонние лица. Новшества, предлагаемые уполномоченным государственным органом по регулированию рынка ценных бумаг, якобы способствующие «реализации акционерами своих законных прав», носят явно тенденциозный характер. Они наглядно демонстрирую попытки государственных органов, представляющих государство в акционерных обществах в качестве акционера, свое неумение и нежелание следовать букве закона в части корпоративных правоотношений, переложить на уполномоченный орган по регулированию рынка ценных бумаг, и, с его помощью, продолжать нарушать корпоративное законодательство. Примеры, приведенные в справке-обосновании правительства «(например, такие ситуации имели место в АО «Айыл Банк» - где доля государства составляет - 100 %, в АО «Сулюктакомур» - 45 %, АО «Каиндинский кабельный завод» - 42,79 % и т.д.)», наглядно демонстрируют неспособность или нежелание уполномоченных представителей государства в акционерных обществах следовать букве закона. Проведенные недавно исследования корпоративной практики в акционерных обществах энергетического сектора с доминирующим участием государства в капитале, выявили массу нарушений порядка и процедур подготовки и проведения общих собраний акционеров со стороны государственных органов, представителей государства в акционерных обществах. Что касается полностью частных компаний (АО «Кыргызторгтехника», АО «Северная ПМК» и др.), то там ситуация несколько иная. Акционеры не могут в полной мере осуществлять свои права в отсутствии правовой грамотности и не обращаются в суды, а там, где есть решения суда, нет воли акционеров в исполнении решения суда, посредством института судебных исполнителей.
Рассмотрим изменения, предлагаемые в статью 54.
Статья 54 определяет компетенцию совета директоров акционерного общества.
Проектом предложено: «В части первом статьи 54 абзацы 3 и 4 исключить» и «Часть вторую статьи 54 после слов «В компетенцию совета директоров также могут быть отнесены следующие вопросы:» дополнить абзацами следующего содержания:
«- созыв годового и внеочередного общих собраний акционеров общества, за исключением случаев, предусмотренных в частях 6, 7, 8 и 9 статьи 45 настоящего закона;
- формирование и утверждение повестки дня общего собрания акционеров, кроме случаев, установленных настоящим Законом, а также другие вопросы, связанные с подготовкой и проведением общего собрания акционеров;».
Рассмотрим подробнее нормы статьи 54, предлагаемые к исключению и изменению. 
Абзацы 3 и 4 части первой статьи 54 устанавливают исключительную компетенцию совета директоров общества в части созыва годового и внеочередного общих собраний акционеров общества и в вопросе формирования и утверждения повестки дня общего собрания акционеров, кроме случаев, установленных статьей 45 Закона. Закон относит к исключительной компетенции совета директоров и другие вопросы, связанные с подготовкой и проведением общего собрания акционеров. Об этом говорится не только в статье 54, но и во многих других статьях действующего закона. Предложение Правительства отнести изымаемые из исключительной компетенции совета директоров нормы в разряд возможных, порождают дополнительную сумятицу в их осуществлении. Практика показывает, что вопросы диспозитивного характера, имеющиеся в рассматриваемом законе, чаще всего остаются без должного внимания акционеров при утверждении уставов обществ. То есть вопрос компетенции по предложенным нормам может быть не отражен в уставе обществ вообще, что в свою очередь породит массу дополнительных проблем для акционеров.
Предлагаемые изъятия из исключительной компетенции совета директоров указанных вопросов, во-первых, являются полным отрицанием Принципов корпоративного управления ОЭСР (ОЭСР – организация экрномического сотрудничества и развития, которая сформулировала комплекс основополагающих принципов (Principles of Corporate Governance), которые были одобрены правительствами стран – членов ОЭСР. Эти принципы являются самыми авторитетными и признанными мировым сообществом), во-вторых, изъятие указанных норм из одной только  статьи приведет к коллизии норм других статей этого же закона. 
Например: вопросы подготовки и созыва годового общего собрания акционеров регулируются несколькими статьями (статья 37, 39, 41, 43, 44, 45, 46, 47, 49, 57) и изъятие в 54 статье из исключительной компетенции совета директоров вопросы созыва, подготовки и проведения общих собраний приведет к многочисленным проблемам. 
1. Предлагаемая норма ставит перед обществом вопрос – кто будет ответственен за указанные вопросы, какой орган общества? 
2. Если это не совет директоров общества, то, как исполнять статьи закона, где на совет директоров возложены указанные функции. Статья 43 Закона определяет процедуры по подготовке к годовому общему собранию акционеров и определяет совет директоров в качестве органа, призванного формировать повестку дня и определять дату, время и место проведения общего собрания, формировать список кандидатов в выборные органы обществ. То есть даже если уставом общества будет определен другой (какой?) орган общества, отвечающий за указанные вопросы, то это будет противоречить норме закона и, таким образом мы спровоцируем конфликт. 
3. Принятие предложенной нормы полностью перечеркивается нормами статьи 371 закона, устанавливающее обязанности совета директоров по проведению и подготовке общих собраний акционеров. 
4. Некоторые вопросы компетенции общего собрания акционеров не будут поставлены в повестку дня общего собрания, в силу практической невозможности исполнить требования статьи 39 закона, так как на практике ни в одном уставе не установлены нормы, отличные от нормы Закона, которым закреплено право совета директоров вносить их. 
5. Нельзя будет исполнить требование статьи 41 закона и установить дату для установления списка акционеров, имеющих право участия в общем собрании, так как статья однозначно требует принятия такого решения исключительно советом директоров.
6. Исполнение норм статьи 44 также будет входить в противоречие с предлагаемыми изменениями и внесет еще больше проблем с проведением общих собраний.
Таким образом, утверждение авторов проекта изменений и дополнений, что предложенный проект «обеспечит защиту прав акционеров и предоставит им законную возможность реализации своих прав независимо от воли должностных лиц акционерного общества и будет только способствовать повышению эффективности управления и доверию со стороны инвесторов», является не более чем фикцией.
Изменения и дополнения, предлагаемые проектом правительства, совершенно не достигают целей, которые продекларированы, вносят дополнительные проблемы с исполнением норм закона, порождают корпоративные конфликты и в целом ухудшают инвестиционный климат в стране. Попытки авторов проекта переложить неумение и нежелание некоторых представителей государства в акционерных обществах на нормы закона может привести к еще большим нарушениям корпоративного законодательства.
Предложенный законопроект необходимо вернуть авторам. Нельзя принимать данный проект еще и на основании того, что правительством не были соблюдены требования Законов Кыргызской Республики «О нормативных правовых актах» и «Об оптимизации нормативной правовой базы регулирования предпринимательской деятельности» в части АРВ и процедур.